Текст и перевод песни Speichel, Laub Und Saitenspiel — Stillste Stund

Добро пожаловать на сайт переводов песен luckyhits.ru! Предлагаем вашему вниманию текст и перевод песни Speichel, Laub Und Saitenspiel известного исполнителя Stillste Stund. Перевод Speichel, Laub Und Saitenspiel — Stillste Stund выполнен на довольно хорошем уровне, но если Вы заметите какую-либо неточность, пожалуйста, сообщите об этом в комментариях. Мы приветствуем новые комментарии и всегда рады вашим отзывам о тексте и переводе Stillste Stund — Speichel, Laub Und Saitenspiel. Для поиска новых текстов песен и их переводов Вы можете воспользоваться строкой поиска, которая находится выше на странице. Надеемся, что перевод песни Stillste Stund — Speichel, Laub Und Saitenspiel Вам понравится. Спасибо, что уделили время нашему проекту.

Speichel, Laub Und Saitenspiel

Слюна, листва и струнные

Vielleicht existiert ES doch. Vielleicht halt ES uns zu seinem Vergnugen in seiner Sinnwelt.
Возможно, ОНО все же существует. Возможно, ОНО держит нас ради своей забавы в мире своего разума. При мысли о катастрофах, войне, насилии у него текут слюнки, толстыми нитями оседая на спинах страждущих.
Bei Gedanken an Katastrophen, Krieg, Gewalt schaumt es ihm vor Freude aus dem Mund
А внизу гнойные экземы, глубоко въевшиеся в ослабевшую плоть, в которую усердно пытаются отложить яйца мухи его извращенности.
und Speichel tropft in samigen Faden auf die Rucken der Leidenden.
Многие пробудятся – спины, полные червей…
Darunter eitrige Ekzeme, die sich tief durch das schwache Fleisch fressen, in das die Fliegen seiner Perversion eifrig ihre Eier abzulegen versuchen.
Viele werden erwachen, die Rucken voller Maden…
И его лихорадочно работающий мозг продолжит рисовать картины. Мысли о самых зверских истязаниях превосходно развлекут его, ОНО не сможет больше сдерживать хохот и начнет захлебываться густой слюной.
Ему нужно душить, давить что-то величеством:
Und sein fiebriges Hirn ersinnt sich weitere Bilder. Bei dem Gedanken an brutalste Misshandlungen amusiert ES sich kostlich, kann sich vor Lachen kaum noch zugeln, fangt an, sich an zahem Speichel zu verschlucken.
Предметы из его живота, предметы, которые питают его с давних пор.
ES muss wurgen, wurgt etwas mit hoch:
Потоком они вырываются из его глотки, окисленные.
Dinge aus seinem Magen, Dinge die ES von jeher nahren.
Наполовину переваренные, они обрушатся на нас, прилипнут к нам так, что не смоешь, вгрызутся в нас и вытравят души из наших тел…
In einem Schwall brechen sie aus seinem Schlund hervor, sauer!
А иногда ОНО чуть не глотает самого себя в приступе ужаснейшей жадности, не может сопротивляться, хочет ощутить эту плоть, хочет ее коснуться, хочет сам действовать, хочет причинять боль и другим, и себе.
Halb verdautes wird sich uber uns ergieben, unabwaschbar an uns kleben, sich in uns hineinfressen und uns die Seelen aus den Leibern atzen…
Und manchmal verschlingt ES sich selbst beinahe in schlimmster Gier, kann nicht widerstehen, mochte dieses Fleisch spuren, mochte es beruhren, mochte selber Hand anlegen, mochte anderen und sich selbst wehtun.
И поэтому ОНО переносится в мир своих собственных мыслей, хватает любое тело и позволяет себе носиться по морю чувств, словно маленькое перышко на ветру.
И ОНО любит ближнего своего, как самого себя. И ему так нравится соседствовать со страданием! И потом ОНО творит вещи, которых мы не понимаем…
Und so transportiert ES sich in seine eigene Gedankenwelt, nimmt sich einen beliebigen Korper und lasst sich in einem Meer aus Gefuhlen treiben, wie eine kleine Daunenfeder im Wind.
Und ES liebt seinen Nachsten, wie sich selbst. Und die Nahe zum Leid tut ihm so gut! Und ES tut dann Dinge, die wir nicht verstehen…
Здравствуй, прелестное дитя, пойдем ко мне в сад!
Я хочу показать тебе кое-что, ты ни за что не угадаешь что.
Hallo hubsches Kind, komm in meinen Garten!
Ну же, садись в листву и веди себя хорошо,
Ich mochte dir was zeigen, du wirst es kaum erraten.
Давай вдохнем ночной воздух! Тебе понравится, вот увидишь.
Komm, setz dich ins Laub und sei einfach nur schon
und lass uns Nacht einatmen! Es wird dir gefallen, du wirst sehen.
Это моя старая виолончель, у нее три струны.
Четвертую я ослабил, но она у меня с собой.
Dies ist mein altes Cello, es hat der Saiten drei.
Die vierte hab ich abgespannt, doch habe ich sie auch dabei.
Дай-ка я возьму ее
И обмотаю вокруг твоей шеи,
Lass mich sie einmal nehmen,
Хочу посмотреть, как она украсит тебя.
um deinen Hals legen.
Ну, что скажешь, не давит?
Will mal sehen, wie sie dich schmuckt.
Was sagst du, sie druckt?
Тогда взгляни на звезды,
Не кривляйся и перестань хныкать!
Dann sieh hinauf zu den Sternen,
Пока вольфрам режет кожу,
zier dich nicht, lass das Wimmern!
Замолчи. Навсегда.
Wahrend Wolfram Haut zerschneidet,
halt die Luft an jetzt. Fur immer.
Лежи спокойно в постели из свежей листвы, пока вытекает вся кровь.
Предчувствуй последнюю вечность под кровью и пылью канифоли.
Blute dich still leer in einem Bett aus frischem Laub.
Ahne letzte Ewigkeit unter Blut und Kolophoniumstaub.
Да, будь самим собой.
Ja, sei ganz du selbst!
И вот лежит красота, наскоро зарытая в саду рядом с другими тремя.
Эта прекрасная игра, она стоит моего ожидания.
So liegt Schonheit bald verscharrt bei drei anderen im Garten.
Кровь вдохновляет на новую игру
Ein wundervolles Gastspiel, es lohnte sich mein Warten:
На этой старой виолончели, у которой снова четыре струны.
Blut gab Inspiration zu einem neuen Spiel,
auf diesem alten Cello mit nun wieder Saiten vier.
Но подожди, это еще не конец.
Я могу играть не только на этом инструменте.
Doch halt! Es ist nicht zu Ende schon!
Я ищу других муз, которые будут мне аккомпанировать,
Spiele ich doch nicht nur dieses Chordophon.
Потому что – кто бы мог подумать! – у моего пианино много, много струн.
Suche weitere Musen mich zu begleiten.
Denn, wer hatte es gedacht, auch mein Klavier hat viele, viele Saiten.
За каждой жизнью насчитывается 30 душ,
И у каждой есть звезда.
Man zahlt 30 Seelen hinter jedem Leben,
Каждая душа отдала бы целый мир,
fur jede existiert ein Stern.
Чтобы стать богом подальше отсюда.
Jeder Seele ware eine Welt gegeben,
Gott zu sein von hier so fern.
И мы видим звезды высоко в небе.
Может быть, какая-то часть нас взлетит,
Und sehen wir die Sterne hoch oben stehen,
Полная томления, и не вернется,
kann es sein, dass etwas von uns aufsteigt,
Оставшись лишь бесполезным прошлым.
Sehnsuchtig ohne Wiederkehr
Und nur nutzlos Vergangliches bleibt.
Жить когда-то было лучше?
Когда-то было лучше?
Hat es sich je besser angefuhlt, lebendig zu sein?
Даруй мне жизнь!
Hat es sich je besser angefuhlt?
Даруй мне жизнь!
Gib mir Leben!
Gib mir Leben!
И разве прошлое не лучшее доказательство жизни?
Und ist Verganglichkeit nicht der beste Beweis fur das Leben?
Разве я когда-то не вылепил их из куска глины?
И они кричали: ‘Даруй мне жизнь!’ Но неблагодарны были они и оказались недостойны.
Hatte ich sie nicht einst aus einem Klumpen Ton geformt?
Так давайте приподнимем крышку этой банки…
Und sie schrien: „Gib mir Leben“ Doch undankbar waren sie und erwiesen sich als unwurdig.
Heben wir also an den Deckel dieser Buchse…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *